Приветствую Вас, Гость
Главная » Статьи » Cтатьи

Развитие австрийской теории экономического цикла во второй половине XX века

Власов А.В., канд. экон. наук

(«Экономические и гуманитарные исследования регионов», №3, 2012, с.172-177)

Теория экономического цикла в рамках австрийской экономической школы была сформулирована в начале XX века Людвигом фон Мизесом в труде «Теория денег и фидуциарных средств обращения»[1] (1912). В дальнейшем теория была существенно дополнена Фридрихом фон Хайеком в сборнике лекций «Цены и производство»[2] (1931). К концу 30-х г. XX века основа теории была полностью сформирована в виде следующих положений:

1)    Экономический цикл объясняется расширением кредита со стороны банковской системы, основанной на частичном (фракционном) резервировании – кредитной экспансии;

2)    Снижение денежной ставки процента ниже рыночного (естественного) уровня вследствие кредитной экспансии вызывает начало фазы цикла «подъем»;

3)    Использование искаженной денежной ставки процента для экономического расчета эффективности тех или иных производственных процессов дискоординирует предпринимателей;

4)    Дискоординация предпринимателей заключается в ошибочном расширении и удлинении производственной структуры общества (создание дополнительных средств производства), однако для завершения данных процессов отсутствуют необходимые в обществе сбережения;

5)    Изменение фазы «бум» на «спад» происходит вследствие отсутствия в обществе достаточного уровня сбережений для завершения начатых инвестиционных проектов и стремления банков повысить уровень собственных резервов наличности.

6)    Повышение процентных ставок в период «спада» вследствие дефляции кредита и недостатка сбережений приводит к осознанию предпринимателями ошибочности своих действий в период бума, и ликвидации излишних производств промежуточных продуктов в пользу конечных.

7)    Продления бума за счет еще большей кредитной экспансии и длительное продолжение подобной политики ведет к гиперинфляции и разрушению денежной системы общества.

8)    Решением проблемы циклических кризисов является запрет частичного резервирования в банковской деятельности, а также обеспечение стабильности денежного обращения на основе золотого стандарта.

Значительной вехой в развитии австрийской теории экономического цикла является книга испанского экономиста Х. Уэрта де Сото «Деньги, банковский кредит и экономические циклы»[3], которая отражает современное состояние австрийской теории экономического цикла наиболее полно. Кроме достаточно полного изложения самой теории, Уэрта де Сото рассматривает ряд вопросов, прежде остававшихся проблемными.

Главным среди них, безусловно, является вопрос о том, насколько свободная банковская деятельность с частичным резервированием соответствует рыночной экономике.

Начиная с Мизеса, основоположника австрийской теории экономического цикла, все её последователи придерживались тезиса о том, что для решения проблемы циклических колебаний необходим запрет на банковскую деятельность с частичным резервированием.

Однако такой способ ведения банковского дела возникает эволюционно по ходу естественного развития рыночной экономики. Запрет на банковскую деятельность с частичным резервированием ограничивает свободу договора субъектов экономики. В результате имеется противоречие с либертарианской идеологией, которую отстаивает австрийская школа.

С этим также связан вопрос о путях решения проблемы циклического развития. Частичное резервирование в банковской деятельности приводит к кризисам. Но эту проблему можно решать не только запретом подобного рода практики, но и жесткими требованиями, ограничивающими банковское дело. Практика показывает, что чем более жесткими являются такие требования, даже порой бессмысленные, тем стабильнее банковский сектор. Как только ограничения ослабляются, банки развязывают кредитную экспансию запуская экономический цикл «бум»-«крах».

Решая эти проблемы, Уэрта де Сото рассматривает проблему частичного резервирования не только с экономической точки зрения, но и с юридической, моральной, исторической.

Анализируя правовую природу частичного резервирования, он приходит к выводу о её несоответствии системе частного права. Договор банковского вклада с частичным резервированием не может быть отнесен ни к договорам хранения, ни к договорам займа. Поэтому он юридически ничтожен и должен быть объявлен вне закона.

Выдвигаемые Уэрта де Сото аргументы требуют специальных знаний в юриспруденции, поэтому детальное их рассмотрение в контексте теории экономического цикла нецелесообразно. Его позиция заставляет серьезно задуматься о том, насколько то, к чему мы привыкли, соответствует рыночной экономике.

В силу того, что банки в условиях частичного резервирования неспособны полностью выполнить взятые на себя обязательства (т.е. обратить в наличность все средства находящиеся на вкладах до востребования и текущих счетах), они являются банкротами. Поэтому, вслед за М. Ротбардом Уэрта де Сото прямо называет банки мошенническими организациями, а само банковское дело на основе частичного резервирования – системой институционализированного мошенничества.

Поскольку договоры банковского счета, допускающие возможность частичного резервирования, противоречат общепринятой в обществе морали, они не могут считаться частью рыночных отношений, а являются государственным вмешательством, которое и порождает экономическую среду в которой происходит отбор худших, а не лучших учреждений. В силу этого, решение проблемы состоит не в регулировании искаженных рыночных отношений, а в установлении истинного рыночного порядка.

Рассматривая проблемы австрийской теории экономического цикла,
Уэрта де Сото отвечает на ряд вопросов, прежде остававшихся нерешенными.

В современной экономике банковская система в равной степени кредитует как производителей, так и потребителей. Соответственно, кредитная экспансия носит как производственное, так и потребительское назначение. Мнение о том, что чрезмерное кредитование потребителей не приводит к изменению структуры экономики, ошибочно. Общеизвестно, что во время спада сфера жилой недвижимости и автомобильная отрасль всегда испытывают серьезный спад.

В данном вопросе Уэрта де Сото приводит следующие аргументы. Кредитование домохозяйств осуществляется с целью покупки потребительских благ длительного пользования. Чаще всего это недвижимость, транспорт, бытовая техника. Уэрта де Сото обосновывает тезис о том, что «потребительские блага длительного пользования фактически представляют собой истинные капитальные блага, которые позволяют оказывать прямые потребительские услуги в течение продолжительного времени. Поэтому с экономической точки зрения предоставление кредитов для финансирования покупок потребительских благ длительного пользования неотличимо от непосредственного предоставления кредитов капиталоемким стадиям, наиболее удаленным от потребления»[4]. Факт признания австрийской теорией отрицательных последствий потребительского кредитования свидетельствует о ее корректировке под влиянием критики. Общеизвестно, что производство и потребление – это лишь экономические абстракции, грань между которыми в реальном мире размыта.

Случай, когда происходит расширение кредитования текущего потребления, по мнению Уэрта де Сото, не имеет особого практического значения. Он приводит к тенденции изменения структуры производства в пользу процессов более близких к потребительским товарам. При этом цикл «бум»-«спад» отсутствует. Кроме этого, он указывает, что снижение уровня сбережений приводит к снижению экономического роста.

Уэрта де Сото подробно исследует взаимодействие банковского и экономического кризиса. Общеизвестно, что эти явления тесно связаны. Однако неопределенность причинно-следственной связи между ними ведет к распространению различных спекуляций на эту тему. Нередко можно встретить точку зрения, что источником банковского кризиса являются невозврат кредитов заемщиками, в т.ч. вследствие их недобросовестности. В итоге банковский кризис объясняется экономическим, который становится чем-то сверхъестественным. «Вот начался кризис … и пошли невозвраты». Теория экономического цикла австрийской школы определяет первопричиной расширение банковского кредитования, искажающее производственную структуру. Невозможность постоянно наращивать кредитную экспансию приводит к перелому тенденции. После этого уже трудности в реальном секторе бумерангом возвращаются к банкам. Банкротства и ухудшение положения заемщиков создают банкам дополнительные трудности.

Эти проблемы имеют системный характер, они обусловлены сложившейся институциональной структурой: банковской деятельностью с частичным резервированием.

Банки всегда будут стремиться расширять кредитование сверх меры. Они никогда не научатся на своих ошибках, но не в силу ограниченности, а в силу институциональной структуры. Те банки, которые будут кредитовать консервативно, в конце концов, обанкротятся или будут поглощены теми, кто ведет более агрессивную политику кредитования. Система ведет к тому, что выживают худшие.

Субъекты экономики, предприниматели также будут всегда стараться максимизировать инвестиционные ресурсы за счет кредитов. Ведь в период бума это ведет к росту прибыли. Они тоже никогда не научатся даже на собственных ошибках. Основоположник австрийской теории экономических циклов Л. Мизес ошибочно полагал, что со временем реакция людей на кредитную экспансию изменится. Однако, даже полностью понимая к чему ведет расширение кредита, предприниматель будет их использовать и расширять прибыльные производства. Сама суть предпринимательской деятельности состоит в получении прибыли. Неизбежность краха не исключает возможность, что конкретный предприниматель успеет, что называется «спрыгнуть», оставшись «в прибылях». Страх будущих убытков не остановит предпринимателей: в конце концов все прибыли временны, никто не получает стабильно высокую прибыль вечно (за исключением государственных монополий). К этому необходимо добавить, что точно предсказать момент кризиса невозможно, поэтому золотое правило всех спекулянтов «работать в сторону тенденции» применяется и здесь.

Другим важнейшим вопросом, который затрагивает Уэрта де Сото, является эволюция системы частичного резервирования. Он приходит к выводу о том, что банковская деятельность с частичным резервированием неизбежно приводит к появлению центрального банка, поскольку это единственный способ выживания отрасли. В отсутствии кредитора последней инстанции банковская деятельность с частичным резервированием нежизнеспособна. С другой стороны, ресурсы, которые предоставляет центральный банк, являются главным конкурентным преимуществом. Если в период кризиса выживут только те, кто имеет к ним доступ, то достижение близости к центральному банку является для банков приоритетной задачей.

Центральный банк в силу того, что он отвечает за стабильность банковской системы, всегда будет вынужден оказывать помощь крупным системообразующим банкам. Это и является одним из стимулов к постоянному укрупнению банковского сектора. Шансы банка на выживание прямо пропорциональны его размеру.

Другим фактором, способствующим укрупнению банков, является возможность максимизировать выдачу кредитов, минимизировав резервы наличности. Крупному банку необходимо меньше наличности, поскольку он может оперативно перераспределять её между филиалами для пополнения их наличности в случае необходимости. Чем больше банк, тем больше у него возможностей по управлению ликвидностью.

Подводя итог развития австрийской теории экономического цикла во второй половине XX века, необходимо отметить ее дальнейшее развитие и совершенствование, достигнутое в значительной степени под влиянием критики других экономических школ.

В первой половине XX века большее внимание уделялось влиянию процесса кредитной экспансии на реальный сектор экономики, т.е. процессам «удлинения» и «расширения» производственной структуры.

Вторая половина XX века характеризуется смещением акцентов на внутренние особенности функционирования банков и банковской системы, т.е. механизмов и причин цикличности самого процесса банковского кредитования.

Анализ механизма расширения банковского кредитования посредством кредитно-депозитной мультипликации привел к значительному прогрессу в понимании тенденций институционального развития банковской отрасли. Именно этот механизм банковской мультипликации является движущей силой консолидации и концентрации в банковской отрасли, ведущей, в конечном счете, к выделению одного банка, выполняющего роль кредитора последней инстанции.

С другой стороны, представители австрийской школы второй половины XX века приходят к выводу о том, что развитие частичного резервирования повлияло не только на институциональную структуру банковской отрасли, но и финансовой системы в целом. Переход к необеспеченным бумажным деньгам позволил снять ограничения для кредитора последней инстанции, которое существовало в силу ограниченности количества золота.

Исследование особенностей функционирования банков в условиях частичного резервирования привело к экспансии выводов экономической теории в юриспруденцию. По мнению представителей австрийской школы, принципы частичного резервирования в банковской отрасли противоречат традиционным принципам гражданского права, поскольку являются смешением двух различных по своей экономической природе договоров: хранения и займа.

 

ЛИТЕРАТУРА

1.                Ludwig von Mises. The Theory of Money and Credit. 1912.

2.                Хайек Ф. Цены и производство. Челябинск: Социум, 2008.

3.                Уэрта де Сото Хесус. Деньги, банковский кредит и экономические циклы. Челябинск, 2008.

4.                Уэрта де Сото Хесус. Деньги, банковский кредит и экономические циклы. Челябинск, 2008. С.307.



Источник: http://cegr.ru/downloads/journal_3_2012.pdf
Категория: Cтатьи | Добавил: andric (07.12.2012)
Просмотров: 1168 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]